«Каблук», «Горбатый» и другие забавные прозвища советских автомобилей

0
10

Дать «железному коню» имя — наша фирменная, можно сказать, национальная особенность. Многие машины имели «народное» обозначение, понятное всем и каждому, еще в СССР, когда автомобилей было намного меньше, поэтому их клички были известны в каждом уголке страны.

Нарекать именем груду соединенного болтами железа, тем самым будто бы одушевляя творение инженеров, явление невероятно распространенное на всей территории бывшего Союза. Многие десятилетия машина была главной мечтой и самой дорогой покупкой советских граждан, поэтому относились к ней, как к члену семьи. А зачастую, даже бережнее. Имена давали не только легковым авто, но и грузовикам, автобусам и даже тракторам.

А начало этой традиции в масштабе страны может принадлежать только одному автомобилю — легендарному ГАЗ — АА, который за грузоподъемность нарекли «Полуторкой». Имя настолько укоренилось в истории, что юный зритель может «не узнать героиню в лицо», однако достаточно точно опишет характер и роль, сыгранную этой знаменитой машиной в Великой Отечественной войне, а после и в становлении мирной жизни.

А начало этой традиции в масштабе страны может принадлежать только одному автомобилю — легендарному ГАЗ — АА, который за грузоподъемность нарекли «Полуторкой». Имя настолько укоренилось в истории, что юный зритель может «не узнать героиню в лицо», однако достаточно точно опишет характер и роль, сыгранную этой знаменитой машиной в Великой Отечественной войне, а после и в становлении мирной жизни.

После Великой Войны в Советском Союзе задумались о массовом производстве автомобилей, тем более контрибуция одарила молодое государство достаточно современными технологиями, которые «вылились» в МЗМА — Московский Завод Малолитражных Автомобилей — а позже просто «Москвич». Первым детищем МЗМА был незначительно перелицованный Opel Kadett, созданный по лекалу готовых машин и названный «Москвич — 400», позже получивший рестайлинг и индекс 401. В таком виде машина выпускалась 10 лет, а за внешность получила в народе прозвище «Слон». Странная, конечно, аналогия для крошечного по нынешним меркам авто.

12 апреля 1961 году Юрий Гагарин совершил первым полет в космос и открыл космическую эру. Весь мир жил и мечтал о космическом пространстве, а новая мода тут же отразилась на товарах массового потребления. Перья «Чайки» простому и даже непростому гражданину были недоступны, поэтому единственным модным автомобилем того времени условно «для всех» стал «Москвич-408», тут же прозванный в народе, как «Космич». Пожалуй, это было последнее уважительно прозвище для продукции московского автозавода, ведь позже, когда предприятие получило имя ленинского комсомола, аббревиатуру АЗЛК расшифровывали как «Автомобиль, Заранее Лишенный Качества». Увы, начиная с семидесятых годов, АЗЛК обрекли на второстепенные роли, ведь под Самарой строили новый автогигант — Волжский автозавод.

И первым плодом советско-итальянской дружбы стал ВАЗ 2101, который обозвали «копейкой». И ведь называют так до сих пор! FIAT 124 заложил такую прочную основу для тольяттинского предприятия, что на этой телеге, многократно ее модифицируя, «ехали» аж до 2012 года, создав целое семейство классических «Жигулей», популярное в народе до сих пор. Третья модель, помимо «Тройки», стала «Трояном» и «Трояком», а «Шестерка» стала «Шахой». Новое же поколение вазовских автомобилей восьмого семейства с легкой руки строителей коммунизма обозвали «Зубилом». Похоже, тут сказать нечего.

Впрочем, автомобили в СССР производили не только в Москве и в Тольятти. В Нижнем Новгороде делали машины классом выше, на которые общенародная любовь давать имена тоже распространилась. «Волгу», например, за комфорт и ходовые характеристики бесстыже именовали «Баржой» или «Шаландой», а вот грузовики ГАЗа носили более гордые имена: легендарный ГАЗ-66 навсегда стал «Шишигой», а ГАЗ — 3307 — «Газоном». Имя настолько прижилось, что позже стало официальным.

Особенно «досталось» от населения двум советским предприятиям: недоступный УАЗ-469, купить который официально было нельзя, именовали «Козлом» и «Бобиком», а 452-ю модель в медицинском исполнении — «Таблеткой». Впрочем, все мы знаем этот бессмертный автомобиль, как «Буханка». От сложного цифрового индекса можно смело отказываться, ведь весь мир именует это чудо техники «Буханычем» и даже «Бухлом». Малый коммерческий транспорт от Ижевского автозавода получил от потребителя еще больше прозвищ: ИЖ-2715 именовали «Каблуком», «Чебурашкой», «Маскарадом», «Пирожком» и еще сотней имен.

А как насчет знаменитого 157-го ЗИЛа, который иначе, как «Колуном» за нрав и способности не называли, а также многочисленные «горбатые» и «ушастые» творения Запорожского автомобильного завода? Советских автомобилей было мало, всегда не хватало, страдало качество, будто нарочно дополняемое постоянным дефицитом запчастей. Но их отчего-то любили, ценили и бережно хранили, наделяя воистину человеческими свойствами. Произойдет ли когда-то нечто подобное с современными российскими машинами?

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

пятнадцать + девятнадцать =